Особенности работы (подвига) хирурга

Нижеприведенные примеры подтверждают название статьи.

IMG_1916   В 1969 г. советская рыболовная экспедиция в составе 13 рыболовных кораблей прибыла к берегам Антарктиды (район острова Южная Георгия и моря Скотия, пролива Дрейка).
В 2 часа ночи по местному времени на флагманский корабль пришло сообщение: «На севастопольском рыболовном траулере – ЧП» – 19-летний курсант, застряв в грузовом лифте, получил тяжелейшие травмы. Флагманским хирургом Николаем Павловичем Шматковым даны рекомендации последующих действий. Пока корабли шли на встречу друг другу прошел 1 час. За бортом «ад», не девять, а все двенадцать валов бушующего океана.
Флагманскому хирургу предстояло с хирургическими инструментами перебраться с одного корабля на другой. Слово «перебраться» слишком простое. Постоянно сваливались горы ледяной воды и куски льда от айсбергов. Он не мог порой определить где небо, и где дно лодки. С большим трудом, после многократных попыток подхода к рыболовному кораблю, моряки-севастопольцы подняли его на палубу.
Зайдя в медпункт он увидел: умирающего травмированного больного, вся кожа головы и ушные раковины которого с волосами находятся на лице. От затылка и до лба выстоят кости черепа. При вдохе и выдохе от 3 до 6 ребра с обеих сторон парусом выходит и втягивается грудная клетка. Кожа грудной клетки, рук, лица синего цвета, в глазах не определяются зрачки, все залито кровью, пульс нитевидный, А/Д – 60/40. Диагноз: обширная скальпированная рана волосистой части головы, с двухсторонним травматическим отрывом ушных раковин, множественные переломы ребер, синдром сдавления верхней половины тела, тяжелый травматический шок. Начата реанимация: в две вены вливалась одногруппная кровь, плазма, белки, гемодез, солевые растворы, проводилось обезболивание, подавался кислород, вводились витамины. После стабилизации А/Д впервые в медицинской практики произведена фиксация фрагментов переломанных ребер методом прошивания и фиксации к проволочным шинам. После чего прекратилась флотация грудной клетки в местах переломов. Дыхание восстановилось до нормы. Реанимация длилась 8 часов. А/Д удалось поднять до нормы. Больной пришел в сознание. Проведена первичная хирургическая обработка скальпированной раны головы и ушных раковин. На 2-е сутки типичная клиника тяжелой черепно-мозговой травмы – положительные менингиальные симптомы, повышена ригидность мышц затылка, нарастающая нетерпимая головная боль. Дополнение к диагнозу: Субарахноидальное кровоизлияние. Проведена диагностическая, а затем многократно лечебная люмбальная пункция, выводился струйно ликвор (спинномозговая жидкость), в начале одна кровь, через неделю цвет ликвора обычный, головные боли прошли, через 3 недели больной вышел на палубу. Через месяц начал выполнять свои функции. После 4 месяцев наблюдения в условиях Антарктики бывший травмированный – здоров.
Через 40 лет получена информация о том, что он женат. Работает капитаном Мурманского морского пароходства. Имеет 2-х детей и 4-х внуков. Жалоб нет. На память врачу-спасителю бывший пациент выслал фотографию.
Арктическая и морская закалка укрепила в характере практикующего хирурга Н.П. Шматкова смелость, решительность, отважность и другие сильные его стороны.
Привожу несколько из сотен длительно живущих бывших онкопациентов, переживших сложную судьбу в борьбе за жизнь.
Серафима С., 59 лет, жительница Усть-Лабинска, Краснодарского края. В 1992 году (в 36 лет), на шее слева появилась опухоль. По месту жительства была проведена биопсия, получила ответ: «Нейрофиброма». Опухоль после этого начала быстро расти. За 2 месяца она выросла больше кулака, стала плохо сначала глотать пищу, а затем и дышать. Прошла многокурсовое стандартное лечение. Болезнь прогрессировала.
Заключение врачей: Учитывая быстрый рост опухоли, её огромные размеры, врастание в ротоглотку, деформацию поперечных отростков шейных позвонков, можно думать, что нейрофиброма находится в стадии озлокачествления, обрастает крупные магистральные сосуды. Из-за опасности возникновения тяжёлых осложнений, как во время операции, так и в послеоперационном периоде, решено от операции отказаться. Рекомендовано: противоболевая терапия.
Со слов пациентки: «Меня выписали умирать. Мужу объяснили, что она проживет неделю – две, рекомендовали обезболивание».
Направлена в Центр лимфохирургии. Николай Павлович Шматков после осмотра документов и пациентки решительно заявил: «Шансы чрезмерно малы, но они есть! Я предлагаю операцию и лечение по нашей методике», на что муж спросил: «А Вы обратили внимание на заключение специалистов, там же написано – «от операции отказались» так как, большой риск для жизни жены!». На, что Николай Павлович ответил: «Да, читал! Но больной 36 лет, давайте, и я откажусь, и везите свою жену умирать!».
Со слов пациентки: «Мне, наверное, Бог дал последние силы поставить точку в разговоре, заявив: «Я даю согласие на малый успех лечения». Муж стал спрашивать у меня, как он будет меня забирать из Центра. Где брать гроб и другие атрибуты. Так как я в семье лидер, я ему по-русски всё объяснила, после чего наступила долгая тишина!»
На следующий день была проведена операция. После выделения нервов от опухоли сердце остановилось и началась реанимация. Прямо в сердце вводились лекарства, делали массаж и др., благодаря чему удалось его запустить и закончить тяжелейшую операцию! Через 6 дней сделали ещё одну операцию на лимфатической системе, провели лечение по новой методике. Осложнений не было.
Заключение из выписки: клиническое, гистологическое и цистологическое – «Агрессивная нейрофиброма с выраженным клеточно-ядерным полиморфизмом и атипией».
Данный случай, как и сотни длительно живущих, излеченных у Николая Павловича Шматкова пациентов послужат хорошим примером доказательства успешного лечения онкобольных с IV ст. IV кл. группой!

Еще очередной случай:
Пациентка С.О.С., 19 лет, житель Казахстана, в 1988 г. подвернула ногу. В местной травматологической больнице, сделав рентгенологический снимок, врач заверил: «ничего страшного – растяжение связок». Наложена тугая повязка. Отек и боль уменьшились, но не прошли полностью.
Больная беременна 4 месяца, наблюдалась у гинеколога, травматолога. Через 4 месяца после травмы появилась плотная опухоль на малоберцовой кости. Травматологом расценено как следствие длительной нагрузки на ногу.
В марте 1989 г. опухолевидное уплотнение, лимфостаз, боли начали увеличиваться. В мае, после очередного осмотра травматолога, больная прочла запись: «Оперативное лечение после родоразрешения». 16 июля 1989 г. родилась дочь, после чего больную снова направили на рентген. Диагноз: «Остеогенная флегмона правой голени». Больная оперирована: «Вскрытие инфильтрата». Гноя не получено. 21 июля 1989 г. выписана по семейным обстоятельствам на амбулаторное лечение по месту жительства. Регулярно перевязывалась, принимала УФО, УВЧ. Рана не заживала, отек увеличивался. 23 августа 1989 г. обратилась в другой областной центр, но уже в России – в госпитализации отказано, т.к. житель другой республики! 2 сентября 1989 г. обратилась на одну из кафедр мединститута, выставлен другой диагноз: «Саркома правой голени», предложена ампутация ноги. В связи с отказом от операции больная выписана домой. Муж, узнав, что у жены рак, быстро исчез, тем самым доказав «прочность» любви! Грозный диагноз и предложение ампутации ноги дали толчок ехать в Москву. Две ведущие специализированные клиники в г. Москве отказали в лечении, мотивируя отсутствием направления МЗ Российской Федерации. Не оставалось ничего утешительного и после совета одного из жителей Москвы пришла к цыганке! После осмотра цыганка лечить отказалась, но настоятельно рекомендовала лечение в Центре лимфохирургии – «езжайте только туда, там вылечат».
17 сентября 1989 г. прибыла в Центр Лимфохирургии.
Объективно: при поступлении – правая голень отечная, больше в н/3, по наружной поверхности правой голени плотная, бугристая опухоль в центре с распадом и кровотечением. На рентгенограмме опухолевидный конгломерат поражает малоберцовую кость. Взята биопсия – гистологически: «Саркома Юинга».
3 октября 1989 г. оперирована в Центре лимфохирургии:
1. Удаление опухоли правой голени плазменным скальпелем с частичной резекцией малоберцовой кости.
2. Плазменная обработка раны и опухоли на большеберцовой кости.
3. Катетеризация 2-х лимфатических сосудов на правом бедре.
4. ЛВА на правом бедре.
Проведен послеоперационный курс ЭЛТ, на 10 сутки сняты швы. Рана зажила. Больная приняла 1 курс профилактической телегамматерапии. Через 1,5 года, в 1991 г., Николай Павлович получил письмо от больной с благодарностью: «У меня все хорошо. Вы вернули меня к жизни, подарив ее ещё раз, сохранив маму дочурке Олесе. Спасибо».
Бывшая большая работает. В 2007 г. прошло 18 лет после успешного лечения в Центре лимфохирургии. Столько же лет и дочери Олесе, вышедшей замуж. Бывшей больной снята группа инвалидности, мотив – в связи с тем, что оперировалась и лечилась не в своей Республике!

Еще следующий случай:
Житель г. Омска С.Н., в 2012 г. у него обнаружена запущенная семинома справа. Лечение врачи назначили симптоматическое. Три месяца как женился! Родители встретили бывшую вылеченную от рака в Центре лимфохирургии жительницу Омска. Связались по телефону с Николаем Павловичем Шматковым, который дал согласие на применение нового метода в Центре лимфохирургии.
По приезду в первый же день проведены две операции и начато лечение по новой методике.
Выписан через 3 недели. Предупрежден, что болезнь может прогрессировать.
Три месяца дома состояние не вызывало никаких сомнений, больной считал, что все идет хорошо, но после контрольного звонка Николая Павловича и его настоянии сделать КТ живота определил наличие 2-х метастазов около почек. Узнав об этом, Николай Павлович рекомендовал срочно прибыть в Центр. Немедленное повторение курса лечения по Н.П. Шматкову и третья операция. После чего проведен еще 1 курс лечения прямой лимфоиммунной терапией (ПЛИТ).
Прошло 4 года. Здоров. В декабре 2015 г. родилась дочь. Работает по своей специальности. Проводит необходимый контроль КТ, УЗИ и анализы по месту жительства, по рекомендации Николая Павловича.

Еще очередной случай:
Людмила М., 57 лет. Жительница г. Владивостока, 12 лет из них живет благодаря Николаю Павловичу Шматкову.
История знакомства с Центром Лимфохирургии началась в 2003 году. В этом году при полном здоровье, утром, 7 мая обнаружила на шее слева воспаленные лимфоузлы. Сразу же обратилась к врачу. Начались бесконечные обследования, которые продолжались 3 месяца. Периодически поднималась температура, нарастала слабость, много потела. В июле случайно познакомилась с молодым человеком, который незадолго до знакомства вернулся с Центра лимфохирургии, где он лечился от лимфогранулематоза у Н.П. Шматкова. Он очень подробно рассказал, как его лечили. По месту жительства попросила сделать биопсию. К сожалению, пробу сделали некачественно. И опять диагноз под вопросом. Предложили сделать пункцию. Созвонилась с Николаем Павловичем и получила очень вразумительные ответы на все свои вопросы. Было предложено ехать и лечиться в Центр лимфохирургии.
12.08.2003 г. в Центре лимфохирургии выполнена операция: «Подмышечная лимфаденэктомия слева, лимфовенозное шунтирование, шейная лимфаденэктомия слева. Освобождение грудного протока от сдавления опухолью. Обработка операционного поля плазменным потоком аргона». Операцию делал Николай Павлович.
Результаты обследования ткани лимфатических узлов подтвердили диагноз: Лимфогранулематоз 2б ст., вариант с нодулярным склерозом. После операции прошла 4 курса лечения по методу Н.П. Шматкова и в декабре 2003 года вернулась домой во Владивосток. Сразу же приступила к работе. 12 лет состоит на учете у онколога. Врач очень положительно относится к методу Шматкова Н.П. Все годы анализы хорошие. Один раз в год делает томографию, УЗИ. До сих пор успешно работает в университете.

Критерии хорошего врача:
1. Умение развивать врожденную интуицию и наблюдательность.
2. Неординарность действий в принятии решений в срочных, сложных ситуациях по диагностике и лечению тяжелых больных.
3. Уверенность в возможности выполнения своих решений. Непоколебимая нацеленность на положительный результат.
4. Присутствие изобретательского мышления и мгновенного его внедрения в клиническую практику.
5. Применение знаний – как источника исцеления.
6. Характер и темперамент хирурга – сила, уравновешенность, подвижность.

Чем больше достоинств – тем лучше врач.